doska10.jpg



Яндекс.Метрика
Традиционное обучение Что такое традиционное обучение?
Что такое традиционное обучение? - 4.3. Традиционная педагогика – педагогика, апеллирующая к «светлой стороне души» воспитанников через положительные и отрицательные примеры
Индекс материала
Что такое традиционное обучение?
Вступление
1. Что такое традиция?
2. Что такое обучение?
3. Традиционное обучение: о содержании и методе
4.1. Традиционное обучение: педагогика авторитета
4.2. Традиционная педагогика – педагогика любви и патернализма, благородной, возвышающей цели
4.3. Традиционная педагогика – педагогика, апеллирующая к «светлой стороне души» воспитанников через положительные и отрицательные примеры
4.4. Традиционная педагогика – педагогика коллективизма, «общего дела», «общественного блага»
4.5. Традиционное обучение: учёба это труд!
4.6. Традиционное обучение – знания, умения, навыки
4.7.Традиционная педагогика: дисциплина и порядок
4.8. Повторение – мать учения
4.9. Упражнение – центральный столп и метод воспитания (Я.А.Коменский)
4.10. Наглядность; понятная и чёткая оценка
4.11. Не избаловать! Поощрение и наказание
4.12. Слово и природосообразность
4.13. Традиционная педагогика – педагогика плана (предметный подход, классно-урочная система)
4.14. Объяснительно – иллюстративный метод
4.15. Традиционное обучение: этапы, циклы, экзамены
5. Что такое традиционное обучение (традиционная педагогика): резюме, финальная дефиниция
6. Список литературы
Все страницы


4.3. Традиционная педагогика – педагогика, апеллирующая к «светлой стороне души» воспитанников через положительные и отрицательные примеры

 

Традиционная педагогика - педагогика  положительных и отрицательных примеров
Святыни и символы веры, образцы и эталоны – эти «могучие дубы» традиции каждую весну, с каждым новым поколением, одеваются зелёной, трепетной листвой. Вечное обновление вечных истин. Всё то же, и всё другое. Конкретизация, «выкликание» сути, несмотря на предательскую изменчивость формы. Ход к умам и сердцам ершистых, на нас непохожих, в себе уверенных, в чём-то всегда нигилистов и циников. Ничего не попишешь, право имеют! Право  молодости!
Что остаётся традиционным учителям? Завоевать нишу, отстоять плацдарм традиции. Как? Через пример. Притягательный, обворожительный, современный пример. «Делать жизнь с кого»? Кому подражать? На кого равняться?
Конфуций учил: «Благородный муж тревожится о трёх вещах: во-первых, прилежен ли он в учении, когда молод, и имеет ли силы, когда стар. Во-вторых, обучает ли он других, когда достигает зрелости, и сохранится ли его имя в памяти потомков после смерти. В-третьих, помогает ли он другим, когда богат, и может помочь людям, когда беден. А ещё благородному мужу не прощаются четыре вещи: нежелание послужить господину, непочтительность к старшим родственникам, беспечность в отношениях с детьми, жестокосердие в отношениях с друзьями».
«Чадо, избери житьё тех, и тех в образец возьми, и тех последуй делам, и вникни, каким путём они шли и какою стезёю пустились по жизни» («Изборник 1076 года»).
Византия, XI век. Сборник изречений, наставлений, коротких рассказов, анекдотов, поговорок и цитат (из Евангелия, Апостола, Псалтыри, других книг Священного писания, а так же «светских» авторов) с поэтическим названием «Мелисса». Уже в XII веке – перевод на русский язык («Пчела»). Все материалы «расположены по типу добродетелей и пороков: что говорили Сократ, Александр и Аристотель о мужестве и твёрдости; что сказали царь Филипп, Менандр и Пифагор о справедливости; какого мнения были царь Кир, Диоген и Софокл о пьянстве…».
«Пионер – октябрятам пример». А учитель – ученикам. «Делай как я». На меня равняйся. Иди за мной. Смотри на меня. В традиционном обучении и воспитании учитель являет собой персонификацию, живое воплощение образца в отношении к делу, в одежде, в мыслях, в поступках – во всём. Личный пример учителя обладает высочайшим статусом. «Личный пример – метод нравственного воспитания и обучения» (Я.А.Коменский). «Воспитывать более примерами, нежели предписаниями» советовала учителям Екатерина Романовна Дашкова. «Воспитание приобретается подражанием»  – писал выдающийся математик и педагог Николай Иванович Лобачевский (1792 – 1856). 
На учителя «дети смотрят», нельзя сфальшивить, «ни солгать, ни обмануть, ни с пути свернуть». Традиционный учитель – матрица, в которую отливается и в которой затвердевает металл становящихся характеров и судеб. Каков учитель, таков и класс. Удивительный симбиоз.
Учитель, как правило герой местного, в лучшем случае, «регионального» культа. Но есть культ рангом выше. Не сотвори себе кумира? Тогда почему каждая культура с такой неизбежностью, необходимостью творит себе героя? Каждая мощная традиция-культура, оснащена, защищена культом. Культура начинается с культа! В свою очередь, «Школа становится подлинным очагом культуры лишь тогда, когда в ней царят четыре культа: культ Родины, культ человека, культ книги, культ родного слова».
«Культ человека»… В традиционном обучении и воспитании непременно наличествует «пантеон героев»! Культ героев! «Первая школа государственности… есть культ почитания великих людей родины. Именно великие люди делают отечество и сильным и уважаемым на исторической сцене».
«Жизнь замечательных людей». Скажи мне, кто твой кумир… Традиционное общество для каждой возрастной, социальной страты и, непременно, для всех вместе рисует, на пьедестал поднимает героя… Подаёт ясный знак, «я хочу, что бы ты был таким же», «смотри, гордись, учись, он смог – и ты сможешь», «твои подвиги воспоют потомки». Прекрасно! «Владимир Ильич кашку доедал, в обществе чистых тарелок состоял, потому и Лениным стал». Павлик Морозов. Зина Портнова. Валя Котик. Зоя Космодемьянская. Александр Матросов. Виктор Талалихин. Юрий Гагарин. Евгений Родионов.
А сколько крестьян и рабочих, учёных, врачей, инженеров. Перестройка, как и любая оранжевая революция не случайно мутной пеной на героев сначала накатывает, стремится развенчать, опорочить, унизить образцы для подражания.  
Белое и чёрное. Положительный пример во сто крат ярче на фоне отрицательного, подвиг героев рельефнее на фоне низости подонков. «Страна героев» - антипод «страны негодяев».
В обучении и воспитании положительный пример неизбежно дополняется отрицательным антипримером.  «Налево пойдёшь, направо пойдёшь…». «На ошибках учатся». Говорили, что в традиционном обучении «мало рефлексии».   Разве мало? Да чуть что, «работа над ошибками»,  анализ типичных промахов и  оптимальных, «красивых» решений.
«Что такое хорошо и что такое плохо?». Примеры решения задач. Примеры прилежания. «Примерное поведение». «Не берите с него пример, ребята». «Перед твоими глазами яркий пример, что бывает, когда торопишься, перестаёшь думать». Сравнивая, сопоставляя полярные значения –  красоту и уродство, ученик  понимает, что от него ждут, от чего предостерегают, как необходимо действовать, и чего следует избегать в той или иной жизненной ситуации.

Вопреки расхожему штампу, традиционная педагогика верит в ученика, апеллирует к «светлой стороне души воспитанника», обращается и к разуму, и к эмоциям, задействует высшие чувства, не чурается в отдельных случаях суггестии внушения.
Один из организаторов Петербургского Педагогического общества, правовед, педагог, историк философии Пётр Григорьевич Редкин (1808 – 1891) в 1857 году писал: «Образованность есть состояние человека, приблизившегося по мере возможности к достижению своего конечного предназначения, подчинив ему все цели своей жизни… Истинная образованность обнимает всего человека нераздельно: тело, чувство, ум и волю – и приготовляет его для всех сфер жизни – семейной, государственной и общечеловеческой». Широк традиционный педагог, никогда не удовлетворяется частностями, радикально устремляется к идеалу –  к всеединству, синтезу, цельности.
Рассуждая о гносеологических проблемах, о тонкостях проникновения в тайну жизни, русский религиозный философ Иван Александрович Ильин повторил выводы славянофилов о тщете лишь логического познания мира, о необходимости соединить в акте познания все силы человеческой души. Иван Александрович писал: «только то ведёт к настоящему знанию, что покоится на действительном воспринимающем переживании исследуемого предмета <> Исследуемый предмет должен быть подлинно представлен в душе исследующего, а не в «сознании» только, где так часто преобладают мёртвые формы и концепции».
В процессе обучения «чужое знание» становится «своим», снимается, присваивается в логической и эмоциональной форме. Знание и отношения к нему зачастую сливается в своеобразный эмоционально-гностический комплекс (особенно в гуманитарных науках). Ученик – не бесчувственный истукан! Настоящий учитель  обладает волшебным даром «оживления знания», придания ему яркости, экспрессии; умеет вместе с учениками эмоционально пережить трепетные моменты становления и движения познаваемой реальности. Учитель неспособный «заразить», увлечь собственным предметом ещё не достиг вершин мастерства!
Отечественная традиционная школа «провозглашает как обязательное многостороннее, гармоническое воздействие на разум и чувства ученика, воспитание воображения, фантазии, творческих способностей через сопереживание, соразмышление, сотворчество в овладении учебным предметом».
«Душа ребёнка не должна быть холодным хранилищем истин. Большой порок, который я стремился предотвратить – это равнодушие и беспристрастность» (В.А.Сухомлинский). «Только одушевление даёт мысли непобедимую силу». (К.Д.Ушинский).
Учить так, что бы у учеников дух захватывало, что бы про всё забывали, что бы в рот смотрели, слова пропустить боялись, со временем не считались. Что бы уходить не хотели, вопросами засыпали. Что бы мысли, вызванные к жизни уроком, неотступно сопровождали, уснуть не давали. Что бы и во сне ученик улыбался, «вот здорово», мощью человеческого разума восторгался, сопричастностью к знанию великому гордился. Урок- катарсис – очищение от суетного, восхищение, каждая клеточка поёт, мурашки по телу. По какому разряду, модернизаторы, оцените такой урок? Каким тестом его «эффективность» измерите?  
Избавить от угнетающих аффектов,  побудить интерес к прекрасному. Внушить ученику – упорным трудом можно преодолеть все преграды. Владимир Михайлович Бехтерев писал: «Как бы ни был образован человек, но если его ум не отличается известной гибкостью, если чувства его остались на ступени глубокого эгоизма, если он…лишён воли, то всё его образование с общественной точки зрения останется просто балластом».
«Надо верить в дитя» (Я.А.Коменский). Не снисходить, а восходить к ребёнку. И вместе с тем, «доверяй, но проверяй»! «Доверяй, но не распускай»! Рискуя навлечь на себя гнев безудержных либералов, всё же приведу фрагмент из одного весьма «крутого», жёсткого, реакционного документа – «Введения» к программам церковноприходских школ 1896 года. Обучая и воспитывая детей, наставник «действует на них не гневом и жестокостью, а ласковостью и страхом, растворёнными любовию; надо приспособляться в своих уроках к силам и понятиям каждого». «Ласковость и страх растворённые любовию», только умудрённый жизненным и педагогическим опытом педагог поймёт диалектику, внутреннюю правоту, стать и силу этой «реакционной» формулы! «Доверяй, но проверяй». Имей абсолют, пред которым равны учитель и ученик. Когда Андрий Родину, Веру и товарищество казацкое предал, Тарас Бульба по-справедливости свой суд свершил, во имя правды.
Следует «переживать и перечувствовать, что преподаёшь», «преподавать оживлённо», «рассказ должен быть одухотворённым», «наставник пусть доверяет ученикам», «ласковым обращением располагает детей к учению», «поощряет любознательность и самодеятельность». (из «Памятки учителю церковноприходских школ», утверждённой Святейшим Синодом в 1896 году). 
Разные средства к добру ведут. Может, на определённом этапе, и внушение. Да, и суггестия, внушение, дабы отвадить от зла, расчистить авгиевы конюшни, смыть всё наносное, искусственно внедряемое растлителями и недоброжелателями, осуществить санацию сознания. Педагог обязан защитить ребёнка от манипуляций, научить «на чистую воду», на свет Божий манипуляторов вытаскивать, выработать «способность распознавать различные риторические ухищрения и трюки, направленные на маскировку, защиту или наступательное протаскивание в речи идей и оценок, служащих недостойным целям».  Нет, не любое внушение зло. Иногда положительная суггестия становится тем клином, которым выбивает педагог клин суггестии деструктивной, разрушительной.
И всё же, главное, доверяй! Смотри на воспитанника с «оптимистической гипотезой», «страшно уважай» (А.С.Макаренко). Не позволяй нос задирать, задаваться, но и не талдычь постоянно о промахах. Исследуй, перебирай, испытывай. Наверняка найдёшь   «на что опереться». Видишь в душе искорку, –  раздуй, горючего материала подбрось. Актуализируй мечту. Взывай к совести, чувству справедливости. В сотый раз сначала начни. Буди в ночи, кричи. «Гни правильную линию. Не отступать и не сдаваться». И да вознаграждён будет этот труд.