doski7.jpg



Яндекс.Метрика
Традиционное обучение Апологетика традиционного обучения (книга) Глава 9. Либерально-постмодернистский империализм психозойской эры: обучение и воспитание – зона подавленного развития - 9.4. Технологии расчеловечивания: «различные образовательные траектории», «два мира – два детства»
Глава 9. Либерально-постмодернистский империализм психозойской эры: обучение и воспитание – зона подавленного развития - 9.4. Технологии расчеловечивания: «различные образовательные траектории», «два мира – два детства»
Индекс материала
Глава 9. Либерально-постмодернистский империализм психозойской эры: обучение и воспитание – зона подавленного развития
9.1. Социальный заказ к «новой школе»: преодоление человека
9.2. Социальная сфера, образование: поворот к расчеловечиванию
9.3. Технологии расчеловечивания: превратить традицию в служанку
9.4. Технологии расчеловечивания: «различные образовательные траектории», «два мира – два детства»
9.5. Элитная школа
9.6. Как учат в настоящей элитной школе
9.7. Как воспитывают в настоящей элитной школе
9.8. Массовая школа (социологический аспект)
9.9. Социальный смысл массовой школы
9.10. Как учат в массовой школе
9.11. Воспитание в массовой школе (вместо заключения)
Все страницы

9.4. Технологии расчеловечивания: «различные образовательные траектории», «два мира – два детства»

Некоторые политологи и футурологи небезосновательно пугают нас возвратом в средневековье (неофеодализм), поговаривают даже о новом рабовладении. Трудно загадывать, зайдёт ли дело так далеко, но что касается школы,  то её «сегментация» – свершившийся факт. Образование всё меньше объединяет, всё больше разъединяет людей по самым разнообразным признакам, среди коих самый вопиющий, несомненно (а что вы хотели, рыночное общество), – вульгарный признак «материального достатка», наличия или отсутствия критической массы «бабла». Под песни о «социально ответственном государстве» «реакция перешла в решительное наступление на социальные права трудящихся». По всему миру торжествует махровый радикальный либерализм. Сворачиваются, как шагреневая кожа, скукоживаются государственные гарантии. Государственные обязательства в социальной сфере объявляются «непосильной ношей». Пропаганда призывает население «подзатянуть пояса», понять, наконец, что «халява кончилась», «бесплатный сыр бывает только в мышеловке», «за всё придётся платить», «иждивенческую психологию придётся изжить раз и навсегда». В общем, каждый сам за себя, спасайся кто может. А кто не может, не обессудь, лес рубят – щепки летят.

Однако, кому кризис, кому война – а кому мать родна. Особенно умильно звучит либеральное кликушество на фоне жирующих, по выражению Б. Обамы, «жирных котов». Олигархи всех мастей, топ-менеджмент транснациональных компаний, чиновники, контролирующие властный и иные ресурсы, умудряются получать колоссальные дивиденды. Богатые становятся богаче, бедные – беднее. Так называемый «средний класс» во многих странах размывается, общество поляризуется. А коль так, то о «единой демократичной школе для всех» не может быть и речи.

Идеологическое обеспечение указанного социального процесса заключается в реанимации ницшеанства на государственном уровне, отрицании равенства людей в отправлении их «естественных прав». Представьте себе интеллигента, отстаивающего эксклюзивное право «элиты» на хорошее, качественное образование, утверждающего, что народ к «элитным» школам допускать не следует («Не по Сеньке шапка»). Ещё каких-нибудь полвека назад такой человек поставил бы крест на своей карьере, стал бы руконеподаваемым. А сейчас, пожалуйста, сколько угодно.

Президенты и премьеры, не краснея, рассуждают об «элитных» и «массовых» школах. Реформаторы образования во многих странах усиленно мостят благими намерениями дорогу в ад. «Индивидуализация», «диверсификация», «детоцентрированность», «различные образовательные траектории», «специфичная образовательная среда». Благородные рыцари, Дон Кихоты реформ. Один маленький, колючий  вопросик. А если родители не богаты, то по какой образовательной траектории, скорее всего, «полетит» их, пусть и способное, чадо. И, наоборот, у кого мошна тугая, в обществе, где поклоняются золотому тельцу, неужто по низкой образовательной траектории «запустит» своего, пусть и малоталантливого отпрыска? Лучшие профессионалы, подчиняясь законам рынка, в каком сегменте школы соберутся? Там, где платёжеспособный спрос, не так ли? А остальные – по остаточному принципу. Для одних «стойло и пойло» – «бюджетная», «массовая школа». Для других «золотая клетка» – школа элитная.

Но и в первой, и во второй школе неизбежно человек будет отчуждаться (К. Маркс) от своей человеческой сущности, расчеловечиваться. И та, и другая школа станет школой вертикальной и горизонтальной «конкурентоспособности» («Умри ты сегодня, а я завтра»). Школой, формирующей готовых вцепиться друг другу в глотку волчат («Человек человеку – волк»). Школой ненависти, а не солидарности. Школой Каинов, а не школой «братских» (Н.Ф. Фёдоров) отношений между людьми.  Школой войны («Война всех против всех»), а не  труда. Школой потребителей, а не созидателей. Школой лжи, а не школой правды. Школой эгоистов, а не альтруистов. «Чёрной» реакционной школой смерти – служанкой транснациональных корпораций и мирового правительства, воспитывающей гедонистических мизантропов и циников. А не  «белой» школой героических устремлений ввысь, к свету, солнцу, творчеству, жизни!

«Тот, кто в пятнадцать лет убежал из дома, вряд ли поймёт того, кто учился в спецшколе» (В. Цой). «Страна рабов, страна господ». Патриции и плебеи. Дворяне и крепостное быдло. «Ксюша» и дети из спальных районов. Морлоки  и элои  (Герберт Уэллс, «Машина времени»). Партийцы и пролы (Джордж Оруэлл, «1984»). «Альфы» и «эпсилоны» (Олдос Хаксли, «О дивный новый мир»).  Благодетель и «нумера» (Евгений Замятин, «Мы»).

Самодовлеющие, замкнутые касты. «Социальная мобильность»? А кто вам сказал, что «социальный лифт» работает плохо? Прекрасно функционирует, но только в одном направлении – вниз, на первый этаж, в подвал, в подземелье, в преисподнюю. Это касается и человечества в целом (кризисы затягиваются, сходятся в одну точку, давая синергетический эффект), и отдельных социальных групп. «Выпасть» легко, любая «внештатная ситуация» выбивает из седла. Подняться почти невозможно, ресурсов – все меньше. Распределение ресурсов приобретает всё более социал-дарвинистский характер.

А тут ещё «достижения науки». Для одних – маячит перспектива «вечной жизни». Для других – синтетически-наркотическая ломка с самого детства. Для одних «экологически чистые» продукты. Для других – геномодифицированные мутанты. Одним –  нежная, шёлковая травушка-муравушка и сон на перине. Другим – «каменное, каменное дно», «сплошная жесть».

«На дне». «Социальное дно». «Цивилизацию трущоб» не скроешь фигурами умолчания. «Оставь надежды, всяк сюда входящий». В мире (так свидетельствует статистика) всё больше регионов превращаются в зону сплошного бедствия, в Гаити. Даже в богатых странах гетто пожирают некогда благополучные территории, слои населения. Что уж говорить о России.  Сегодня у нас «отверженных», «обречённых» (вообще без медицины, без школы, без права голоса, без средств к существованию) более 11 млн. (С.Г. Кара-Мурза). А сколько ещё в пограничном, «придонном» состоянии. «Дно» исправно перемалывает огромные массы населения, низводит до положения «неприкасаемых», переправляет транзитом в «лучший из миров».

Парии всемирных либеральных реформ. О них-то кто поплачет? Широкополосный интернет? Им-то что поможет? Сколково и олимпиада в Сочи?  Не вписавшиеся в рынок вольны умирать!

Блеск и нищета никогда не сядут за одну парту! Школа либерально-постмодернистского империализма призвана закрепить господство ТНК на культурно-мировоззренческом уровне; отсечь носителей альтернативы от знаний, от высокой культуры; оправдать и сохранить существующий несправедливый порядок; сохранить нынешний статус-кво.

«Два мира – два детства». Расколотой, разъятой на господствующее меньшинство и эксплуатируемое большинство социальной структуре либерально-постиндустриального империализма соответствует «биполярная» образовательная структура (элитная и массовая школа). «Учёные», «общественные деятели», оправдывающие образовательную сегрегацию и образовательный апартеид – льют воду на мельницу либерально-постиндустриального империализма, являются его приспешниками, совершают преступление против человечности.  Поползновения к снижению «контрастности» образования – смертельная угроза для либерально-постиндустриального империализма.

Образовательная траектория должна зависеть от душевных качеств, таланта, трудолюбия и индивидуальных психологических особенностей ученика, а не от денег! Да будет так!