doska2.jpg



Яндекс.Метрика
Традиционное обучение Апологетика традиционного обучения (книга) Глава 1. Что такое традиционное обучение (традиционная педагогика)? - 1.4.16. Природосообразность и практика
Глава 1. Что такое традиционное обучение (традиционная педагогика)? - 1.4.16. Природосообразность и практика
Индекс материала
Глава 1. Что такое традиционное обучение (традиционная педагогика)?
1.1. Что такое традиция?
1.2. Что такое обучение?
1.3. Традиционное обучение: передавать традицию
1.4. Традиционное обучение: постулаты и принципы, характеристика методов
1.4.1. Педагогика авторитета
1.4.2. Любовь и патернализм
1.4.3. Воодушевление, высокие цели
1.4.4. Пример
1.4.5. И уму, и сердцу
1.4.6. Коллектив
1.4.7. Учёба – это труд
1.4.8. Знания
1.4.9. Дисциплина
1.4.10. Повторение
1.4.11. Упражнение
1.4.12. Наглядность
1.4.13. Оценка
1.4.14. Поощрение и наказание
1.4.15. Слово
1.4.16. Природосообразность и практика
1.4.17. План
1.4.19. Дискретность и цикличность
Все страницы
1.4.16. Природосообразность и практика

Традиционное обучение стоит на фундаменте природосообразности (Я.А. Каменский) и практики.

Марк Тулий Цицерон говорил: «Если будем следовать за природой, как за вождём, никогда не заблудимся». Игумен Синайского монастыря Иоанн Лествичник (6 век), автор знаменитого наставления для монахов «Лествица, возводящая к небесам», советовал: «Из того, что мы видим в природе, можем брать ясные наставления и для духовной жизни» [Лествица, 1906, с. 211]. «Искусство воспитания сильно подражанием природе» – вторил Цицерону и Лествичнику Я.А. Коменский.

«Каждому овощу – свой срок». Великолепный обзор взглядов Коменского с глубокими комментариями даёт современный учёный И.П. Подласый. «Природа ничего не предпринимает несвоевременно»; «не смешивает своих действий, выполняет их по отдельности, в определённом порядке»; «всякое формирование начинает изнутри, с самого общего»; «идёт вперёд постепенно и неуклонно»; «от более лёгкого к трудному»; «не обременяет себя излишне»; «сохраняя пропорцию»; «избегая чуждого, негодного, вредного». «Учитель – помощник природы, бороться с натурой – напрасное дело» [Подласый И.П., 2008, с. 47–51].

В общем, «каждому овощу – свой срок». На современный психолого-педагогический язык принцип природосообразности можно перевести так: учёт возрастных и индивидуальных особенностей учащихся в проектировании содержания и методов обучения. Причём это «проектирование» происходило не в тиши кабинетов, вдалеке от школьного шума, не путём высасывания из пальца, а через многолетнее кропотливое наблюдение за детьми, за детской натурой – природой.

Что и когда лучше усваивают из курса физики, химии, истории? Как преподать ту или иную тему? Содержание и методы традиционного обучения складывались не путём волюнтаристского указания сверху («внедрять кукурузу в Приполярье»), а исторически, через отсеивание альтернатив в настоящей, а не показушной конкуренции между лучшими педагогами и школами. Хорошая школа по определению консервативна, имеет свой характер, норов, традиции, ритуалы.

Обучение – искусство возможного.

Дайте высокое напряжение на прибор, и он сгорит.

Не перегружать! «Что будет хорошего, если на учащихся педагог наложит такую тяжесть, которой неокрепший в работе ум вынести не может?» [Каптерев П.Ф., 1982, с. 481].

Мы живём в реалиях произошедшего дефолта информации. Осознать колоссальное количество новых сведений человеческому разуму просто не под силу. Произошёл качественный скачок: возможности разума превзойдены обилием информации. Еженедельно в мире создаются 9 миллионов сайтов. За год в Интернет попадает информации больше, чем содержится во всех книгах, выпущенных за всю историю человечества. Информационная лавина. Как ни беги, ты обречён на незнание. Лихорадочное наращивание объёма – не выход.

Ещё в 30-е годы прошлого века в своей знаменитой лекции «Закономерность умственной деятельности и связь научной лаборатории с жизнью» И.П. Павлов утверждал, что «незнание законов деятельности головного мозга, того, в какой последовательности нужно предъявлять голове трудные задачи, нагружать её знаниями, приводит к тому, что "человек сдаёт, трещит, ломается". Между тем лабораторный опыт указывает, "в каком порядке, в каком объёме знания и задачи должны быть предъявлены голове". Но в реальной, повседневной жизни это не учитывается, и ломаются даже сильные головы» [Григорьев А.И., Григорьян Н.А., 2008, с. 66].

Если требование «соразмерности» предъявления информации возможностям ученика не соблюдается, то происходит «сшибка» нервной системы, развивается неврастения, а «государство снабжается фиктивными учениками и специалистами» (И.П. Павлов).

Дисгармония между количеством и качеством информации и интеллектуальным ресурсом её осмысления, наличествующим у ребёнка, чревата самыми негативными последствиями. Для их предупреждения необходима тщательная работа над учебным материалом, особенно над учебниками, книгами для чтения. Чтобы минимизировать риск «перегрузки», следует абстрагироваться от излишних деталей, от всего наносного, случайного, «охватить науку преимущественно в главном и существенном, с пропуском частностей и второстепенных пунктов» (П.Ф. Каптерев).

В одиночку ученик не научится плавать в океане информации, без спасательного круга камнем пойдёт на дно. Неужели безответственным «певцам» «чудесных, уникальных, беспрецедентных возможностей Интернета» не очевидна столь простая истина. Тогда пусть обратятся к корифеям, классикам педагогики. Посмотрят, например, как тщательно, выверенно подходил к отбору формы и содержания учебных книг К.Д. Ушинский. В предисловии к книге для первоначального детского чтения «Детский мир» Константин Дмитриевич настаивает – не гонитесь за красным словцом, не перегружайте деталями, не путайте ученика. Исключить из учебника кривляние и заумь. Ясные, определённые, точные, доступные, дельные мысли. Безукоризненные с логической точки зрения умозаключения, суждения, выраженные «правильным русским языком». Хороший учебник помогает учителю чётко поставить вопрос, а ученику – дать исчерпывающий, понятный ответ.