doski7.jpg



Яндекс.Метрика
Традиционное обучение Апологетика традиционного обучения (книга) Глава 8. Либерально-постмодернистский империализм «психозойской эры» - 8.4. Либерализм как корень империализма
Глава 8. Либерально-постмодернистский империализм «психозойской эры» - 8.4. Либерализм как корень империализма
Индекс материала
Глава 8. Либерально-постмодернистский империализм «психозойской эры»
8.1. Империализм: классика
8.2. Империализм: вступление в «психозойскую эру»
8.3. Современный империализм: новые признаки
8.4. Либерализм как корень империализма
8.5. Постмодернизм как оружие империализма и апофеоз либерализма
8.6. Чем гуще мрак, тем ближе рассвет
Все страницы

8.4. Либерализм как корень империализма

Вчерне, крупными мазками, портрет завершён. Так почему же империализм имеет столь неприглядный вид? «Отыщи всему начало, и ты многое поймёшь».  Дело в  наследственности и среде, гены плохие, да детство тяжёлое. Оставим незапамятные времена в покое. Наша ретроспектива  простирается на вполне обозримое прошлое. Макс Вебер, как известно,  обнаружил корни современного ему капитализма в протестантской этике. Мы обнаруживаем самый толстый корень современного нам империализма в либерализме и предлагаем добавить к титулу  империализма третьего тысячелетия определение «либеральный».

Либерализм составляет «культурную матрицу» (С. Кара-Мурза), фундамент современного Запада – это аксиома. Как явление, политическая практика либерализм хорошо  знаком. Оскомину на зубах набили либеральные мантры:  «свобода личности»; «свобода, равенство и братство»; «автономия индивидуальной воли»; «неотчуждаемые, естественные права»; минимизация роли государства – «ночного сторожа»; верховенство, торжество закона; конкуренция; прогрессизм; договорные, конвенциональные формы управления; парламентаризм; «гражданская общество»; «невидимая рука рынка»; незыблемость частной собственности; частная инициатива; частный интерес;  толерантность; рационализм, сциентизм.

Феноменология либерализма понятна, казалось бы, что плохого? Но внешность обманчива.  Не всё золото, что блестит. Есть у медали либерализма оборотная сторона. Многие отечественные и зарубежные мыслители предупреждали: маска либерализма скрывает звериный оскал. Приподнимем маску.

Либерализм зиждется на коварном лозунге, выдвинутом ещё софистами: «Человек – есть мера всех вещей». Дилемма «тварь ли я дрожащая или право имею» разрешается в пользу «имею неограниченное право».  «Я» превыше, чем «Мы». Человек и только человек плотский, телесный, «экономический», «одномерный» сам себе и судия, и адвокат, и закон.

Обмирщвление. Посюсторонность. Бог, абсолют, традиции, любые надындивидуальные сущности (семья, корпорация, народ), всё, что выходит за рамки «здесь и сейчас» – текучего, временного бытия, – ниспровергается, подвергается осмеянию, умаляется, опошляется, отменяется. Калёным железом выжигается историческая память.  Десакрализация всего и вся. «Порвали мечту». Упразднили тайну. «Сказки – обман». «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

Количество, уничтожившее качество. Расчетливость и формализм. Пустота. Буква, выхолостившая дух. Формальная рациональность.  Голый логоцентризм. Экономический детерминизм.  Бескомпромиссный партикуляризм интересов. Мелкобуржуазная стихия. Гимн сильному. Двойная мораль. Тройная бухгалтерия. Линейная модель времени.  Цивилизованные и нецивилизованные народы. Ушедшие вперёд и отставшие. Прогрессисты и реакционеры. Друзья народа и враги реформ.  Победители и лузеры. Лидеры и парии. Сверхпотребление до тошноты на одном полюсе, безрадостный труд и плен расчеловечивающей нищеты на другом. Метрополии и колонии.  Право одних вершить судьбы других. Проповедь исключительности, избранничества.  Мальтузианство. Социал-дарвинизм. Кто не с нами, тот против нас. Всё это фарисейски маскируется под научные теории. «На территории России экономически оправдано проживание 15–20 миллионов человек» (Маргарет Тэтчер).

Впрочем, не всё так однозначно, ведь «свято место пусто не бывает»! Нельзя согласиться с тем, что либерализм «знает цену всему и не ведает ценности ничего». Не будем лукавить, истинная сердцевина либерализма, в какие бы либеральные одежды он ни рядился, – материальный успех, сверхпотребление, удовлетворение любых прихотей (гедонизм, эгоизм). «Экономический успех возводится протестантской этикой в религиозный принцип» (М. Вебер). «Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». Сердцевина либерализма – метафизическое стремление к наживе,  деньгам, как  «всеобщему эквиваленту», универсальному инструменту власти. «Из скота добывают сало, из людей деньги» (Бенджамин Франклин).  Либерализм – идеология изверившегося, поклонившегося мамоне буржуа, человека с «душой не на месте».