doska2.jpg



Яндекс.Метрика
Образовательная программа "Философия для детей" К.Д.Ушинский и "Философия для детей"
Константин Дмитриевич Ушинский и «Философия для детей»

 

Автор: Телегин М.В.

Аннотация: факт – вещь упрямая. В этом материале сухая констатация факта: «Пушкин русской педагогики» - К.Д.Ушинский, задолго до американских коллег Дж. Дьюи и М.Липмана убедительно, со знанием дела,  писал о сократическом диалоге как лучшем методе развития детей.  

Контекст:

Великий русский педагог и американская по происхождению образовательная программа «Философия для детей». Середина XIX и середина XX столетия. Мэтью Липман и Константин Дмитриевич Ушинский. Махровый прагматизм-позитивизм-сциентизм и платоновского полёта идеализм… Казалось бы, что может быть общего? Не торопитесь с ответом. Тесен мир, ох как тесен. Порой такое случается, что и не снилось нашим мудрецам.

На одной из конференций нас, разработчиков российской программы «Философия для детей» («Ромашка-почемучка», «Воспитательный диалог»), снисходительно так пожурили адепты программы американского профессора Мэтью Липмана. Дескать, всё мы у Мэтью украли-слямзили, и нигде о бедном Липмане ни словечком не обмолвимся. Молчок.

Начал я интересоваться, а что же именно мы присвоили из наследия великого Липмана? Может быть психологическую модель сократического диалога? Да вроде нет у Липмана такой модели. Может концепцию о спонтанных мировоззренческих представлениях и их генезе? Да ведь не пишет об этом Липман. Может структуру методического руководства? Да запутаешься у Липмана в его «основных идеях» и учебниках. У нас логичнее будет, строже: представления детей (подробная экспликация, с типологией и примерами), цели (содержательно прописаны), методы реализации (где конструктивная, где деструктивная майевтика, где агон, а где и «умный образ», метафора, про которые Липман ни гу-гу). Может мысли о критическом мышлении (простите за тавтологию)  и о «сообществе исследователей»? Но ведь в 60-х годах прошлого века только ленивый не талдычил о тотальном скепсисе. Может миф об отсутствии «индоктринёрства» в американском образовательном продукте? Да только мы в эти сказочки для слабоумных никогда не верили, мы знаем, куда идеологически стерильный Липман клонит.

Нет, говорят нам поклонницы Липмана, и ультралиберального липмановского уклона, вы ограбили-развели  нашего американского гуру на идею СОКРАТИЧЕСКОГО МЕТОДА. Дескать, это он, Липман, придумал что занятия по «Философии для детей» надо проводить деятельностно, в форме сократического диалога. Только мы рот открыли, что бы сказать, что вроде сам Сократ тоже к своему методу руку приложил… Да куда там, нас уже и не слушали, поскольку в стане наших бойких оппонентов раскол произошёл. Один говорит: «Липман сократический диалог придумал в обучении использовать, за ним первенство»! Другой возмущается: «Невежда,  классиков в лицо знать надо, Липман взял идею сократического диалога у выдающегося соотечественника Джона Дьюи»!  Так и не примирились раскольники, не пришли к компромиссу. Ну и нам недосуг в их американских склоках разбираться. Ибо известно нам достоверно, доподлинно, что сократический метод в обучении был описан задолго до Дьюи. И не за океаном, а на родной сторонушке. И первородство-приоритет в этом вопросе принадлежит никакому не Дьюи и Липману, не американцам, а нашему великому национальному педагогу Константину Дмитриевичу Ушинскому. Цитаты, которые мы приведём в качестве доказательства, взяты из  «Материалов к третьему тому «Педагогических записок» К.Д.Ушинского, изданных А.Н.Острогорским в 1908 году. А собраны-написаны эти материалы Константином Дмитриевичем и того раньше, аж в 1869 – 1870 годах. Дьюи в ту пору с папой Арчибальдом, мамой Люциной, братишкой Дэвисом по озеру Чемплейн (г. Берлингтон, штат Вермонт), на лодочке после школы катался. Предоставляем читателю самому разбираться, кто кого должен цитировать, кто на кого ссылаться… Мы на Липмана и Дьюи, или указанные  американские учёные на К. Д.Ушинского? Что до нас, то отдавая дань Дьюи и Липману, мы всё-таки Ушинского –  «наше всё» в педагогике, повыше ставим. Липман нам брат (по разуму), но истина и Родина дороже.

Цитата:

Приёмы преподавания: 1) приём догматический, или предлагающий, 2) приём сократический, или спрашивающий, 3) приём эвристический, или дающий задачи, 4) приём акроаматический, или излагающий.

 

Источник: Программа педагогического курса в первом общем классе. Ушинский К.Д. Собрание сочинений, Том 10, «Материалы к третьему тому «Педагогической антропологии»., Издательство Академии Педагогических Наук РСФСР., Москва – Ленинград., 1950., Стр. 49.

 

Цитата:

        Лучшим способом перевода механических комбинаций в рассудочные мы считаем для всех возрастов, и в особенности для детского, метод, употреблявшийся Сократом и названный по его имени сократическим. Сократ не навязывал своих мыслей слушателям; но, зная, какие противоречащие ряды мыслей и фактов лежат друг подле друга в их слабо освещённых сознанием головах, вызывал вопросами эти противоречащие ряды в светлый круг сознания и, таким образом, заставляя их, сталкиваясь, или разрушать друг друга, или примиряться в третьей, их соединяющей и уясняющей мысли. При сократическом методе, собственно говоря, не даётся никаких новых рядов и групп представлений, но уже существующие ряды и группы приводятся в новую рассудочную систему. Наставник своими вопросами только обращает внимание ученика на сходство или различие тех представлений, которые уже были в его голове, но никогда не сходились вместе. Сократический метод, внеся вопросами свет в тёмную голову, сводит мало-помалу в рассудочную систему, ясную для сознания, всё, что хранилось во мраке этой головы, и, тем самым, отдаёт во власть разумного сознания материалы, случайно и отрывочно накопленные памятью. Из этого уже ясна сама собою великая польза сократического метода при учении детей. Если наставник хочет, чтобы дитя ясно  поняло и действительно усвоило какую-нибудь новую для  него мысль, то лучше всего достигает этого сократическим способом. Вызывая из дитяти два или многие, уже существующие в его душе, представления, обращая его внимание на противоречия или сходство этих представлений, наставник открывает самому ученику возможность совершенно самостоятельно, или с необходимой помощью (чем меньше помощи, тем лучше), преодолеть противоречия и вывести новую истину. Конечно, приложение сократического метода не во всех науках одинаково возможно. Так, например, он более приложим в науках математических или философских, чем в истории. Каждая математическая или философская истина может быть выведена сократическим способом, тогда как факты исторические, географические, статистические должны быть непосредственно сообщаемы памяти ученика. Однакоже и в этих последних науках, как только дело коснётся оценки факта, понимания его настоящего значения, так сократический метод может и должен быть применяем. Конечно, дело идёт гораздо быстрее, когда учитель сам прямо высказывает оценку факта или навязывает ученику свою, уже готовую, мысль; но при этом всегда является опасность, что ученик примет мысль учителя (не факты) бессознательно, на веру, то-есть примет её ложно, примет за факт, когда она только мысль. Таким образом, вместо того, чтобы в голове ученика две механические ассоциации связались в третью – рассудочную, прибавится к ним ещё новая, такая же механическая. Сократический способ преподавания имеет, кроме других своих преимуществ, то ещё хорошее свойство, что удерживает самого наставника от преждевременного сообщения детям иных рассудочных комбинаций: дети поймут при сократическом способе в этих комбинациях настолько, насколько станет у них действительной силы в данное время, т.е. станет их знаний и их ума. Но, если даже предположить, что ученик поймёт мысль, объяснённую ему учителем, то и в таком случае мысль эта никогда не уляжится в голове его так прочно и сознательно, никогда не сделается такою полною собственностью ученика, как тогда, когда он сам её выработает, только обратив внимание на сходство или различие уже укоренившихся в нём представлений.

 

Источник: Сжатый учебник педагогики. Ушинский К.Д. Собрание сочинений, Том 10, «Материалы к третьему тому «Педагогической антропологии»., Издательство Академии Педагогических Наук РСФСР., Москва – Ленинград., 1950., Стр. 421 - 422.

 

Комментарии:

Есть пророки и в нашем отечестве! А что здесь, собственно, комментировать? Всё сказано исчерпывающе красноречиво. Ушинский восхищался гением Сократа, когда мечтал об идеале, ставил рядом Сократа и Христа. Совесть Сократа, сердце Сократа, мудрость Сократа… Эти словосочетания не раз встречаются в произведениях  выдающегося педагога. Ушинский помнил о Сократе. А мы должны, обязаны помнить, что именно Ушинский описал сократический метод, как метод, основанный на развитии уже имеющихся у человека представлений. Мы должны знать и помнить, именно Ушинский выдвинул тезис о преподавании «философских наук» сократическим методом. Вобщем, без чванства, не впадая в крайности, учась у Запада, мы должны не низкопоклонствовать перед ним, а внимательно и с любовью, относиться к собственному опыту, своей истории, своим гениям и подвижникам. Есть пророки и в нашем отечестве!