doski7.jpg



Яндекс.Метрика
Образовательная программа "Философия для детей" Фрагмент диалога по теме: «Школа будущего»
Фрагмент диалога по теме: «Школа будущего»

Автор: Баутин Дмитрий Александрович


Аннотация:
ковёрные шуты, главные клоуны во всероссийском цирке камлают, на разные лады выкликают: «Школа будущего», «Школа будущего»… И под эту марку добивают лучшую в мире советскую школу. Безжалостно, цинично, неумолимо… А как видят эту самую «Школу будущего» те, для кого она, собственно и предназначена, наши дети? Предлагаем один из вариантов. И маленькая ремарка: без сохранения ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИИ, без обращения к ВЕКОВЕЧНЫМ ТРАДИЦИЯМ НАШЕГО НАРОДА, без преклонения перед ГУМАНИСТИЧЕСКИМИ ЦЕННОСТЯМИ человечества – нет и не будет никакой «Школы будущего». Если, конечно, это самое будущее – не современная, на новом диалектическом витке, модификация рабовладельческого строя; если будущее –  не воплощённые мечты человеконенавистников-мизантропов, социальных дарвинистов.    
 
 Беседовали: Яна (8 лет), Филипп (9 лет), Виталий (8 лет), Роман (9 лет), Максим (7,5 лет), Дмитрий Александрович Баутин (Д. А., 29 лет).

Д. А.: Я вас просил на прошлой неделе нарисовать школу будущего, «идеальную школу», школу, в которой вам хотелось бы учиться. Кто хочет первый показать свой рисунок и рассказать о нем?
Филипп: Вот моя школа будущего. Школа похожа на пирамиду, где каждое кольцо-этаж вращается. На крыше установлена спутниковая антенна, которая позволяет связываться с любой точкой мира и внеземными поселениями. Антенна напоминает нью-йоркскую статую Свободы. Школа очень большая и длинная. Между огромными корпусами школы ходит специальный поезд. По этажам дети несутся на специальных электрических стульчиках. В класс дети будущего будут скатываться по желобу, похожему на американскую горку.
Д. А.: А как будут учиться в твоей школе?
Филипп: За компьютером. В классах вместо доски огромный компьютер. У детей будут электронные книжки, в которых пишут лазерными перьями ответы на тестовые задания. Центральный компьютер быстро проверяет задания и ставит заслуженные оценки.
Д. А.: То есть, учителей в классах нет?
Филипп: Я думаю, в скором будущем надобность в них отпадет!
Д. А.: То есть, эта школа, в которую приходят дети и не встречают ни одного взрослого?
Филипп: Да, даже в столовой на раздаче будут роботы.
Д. А.: А почему школа такая огромная, в ней будут учебные лаборатории, мастерские, свой планетарий, оранжереи, спортивный центр?
Филипп: Нет, там просто много электроники.
Д. А.: Спасибо, Филипп, садись.
Филипп: А еще там будут электронные турникеты, роботы-охранники…
Д. А.: Да мы поняли, спасибо, Филипп, огромное спасибо, садись.
Д. А.: Максим, я вижу у тебя красочный рисунок, расскажи, что на нём?
Максим: Вот здесь машина с сидением, у тебя стекло закрывается, и как будто, ты едешь. А на самом деле ты на месте!
Д. А.: Это для игры или для учебы?
Максим: Для игры.
Д. А.: А что это за слово написано «Мороженное»?
Максим: Это автомат для продажи мороженного.
Филипп: Бесплатно?
Максим: Пальчиком нажимаешь и получаешь бесплатную порцию.
Роман: Любое?
Максим: Любое.
Д. А.: А это что в руке у ученика?
Максим: Это как кнопочный пульт у телевизора. Они смотрят «Ну, погоди!» сто пятую серию.
Д. А.: Это что, урок или перемена?
Максим: Урок. В Лондоне такие школы есть. Там дети не учатся.
Д. А: А зачем они туда ходят, какие знания получают?
Максим: Не знаю. Они там играют. Это такой детский садик без сна.
Д. А.: Максим, а ты бы хотел учиться в такой школе?
Максим: Не совсем.
Д. А.: Почему?
Максим: Ну, там, наверное, надоест немного. Объешься мороженного заболеешь. Будешь сидеть в этой машине надоело. На компьютере играть надоело.
Д. А.: А как ты считаешь, можно создать школу, в которой не надоедает?
Максим: Не знаю.
Д. А.: Яна, а как ты считаешь?
Яна: Я хотела показать свой рисунок, но забыла дома.
Д. А.: Расскажи нам про него.
Яна: Школа у меня, как все школы двухэтажная. И там за шторками не видно некоторых действий. Там учительница первых классов раздает конфеты. Добрые учителя в школе.
Д. А.: Ага, значит в твоей школе учителя…
Виталий: Самые добрые, самые лучшие.
Яна: В столовой стоит такая доска, там написано меню на неделю вперед, что нравится поесть. Еще вместо звонков там такое радио стоит. Сейчас, когда куда-нибудь идешь, по лестнице, например, мы только начали спускаться, а у нас сразу звонок тр-р-р-р. В моей школе звонок будет предупреждать ласковым голосом, что до урока осталось столько-то минут и нужно потихонечку сворачивать свои дела. А вот класс такой: учителя там на экране телевизора. Ученики телевизор выключить не могут, а вот громкость убавить чуть-чуть могут, чтобы учителя не кричали.
Д. А.: Постой, но ты же себе противоречишь, ты сказала, что в твоей школе добрые учителя?
Яна: Добрые, но бывает иногда...
Д. А.: Что они становятся злыми?
Яна: Да нет, они самые добрые и самые лучшие. Это мы не слушаемся. Учителям знаете, как с нами трудно. Я с младшей сестрой оставалась дома. А она не слушалась. Ну я и нашлёпала сестру. А у учителя вон сколько учеников. И все они не родные, а чужие. Хотя, почему чужие, нам учительница, как мама. Я не хочу, чтобы вместо учителей были компьютеры! Сами подумайте, что лучше, компьютер или мама?
Д. А.:(с улыбкой) И я не хочу. Спасибо за рассказ.
Звонок.
P.S. После урока, проводив детей, Дмитрий Александрович смотрел в окно, видел, на пригорочке 274-ю школу. Вспомнил, как с разрешения директора этой школы, из подвала он принес старенькие, списанные парты, за которыми пять минут назад восседали его маленькие собеседники. Мысленно Дмитрий Александрович продолжал диалог.
А слышали, ли вы, мои дорогие, что в 274-ой школе снимали знаменитый когда-то фильм «Доживем до понедельника»? Немодное сейчас кино... Страшно подумать, фильм снят в 1968 году, почти тридцать лет назад. Конечно, актеры тогда сидели за другими партами. Деревянные, с откидными крышками, они доживали свой век, когда я пришел в первый класс 346 школы Москвы. В то время, когда учитель входил в класс, ученики вставали и шумно хлопали этими крышками. Считалось за честь хлопнуть громко и дружно. Такие эпизоды есть в фильме…
Ах, какие в этом фильме прекрасные актеры, как великолепно передал режиссер Ростоцкий дух гуманистической школы. Школы, где главное и личность ребенка, и фигура Учителя. Как хорош Вячеслав Тихонов, как прекрасен созданный им образ советского учителя!!! Ну, скажите, как можно было не влюбиться в такого Учителя? Влюбиться, и свою жизнь потом сверять с высокого образца настоящего Человека. А главное – такие Учителя тогда, за редким исключением, были в жизни каждого.
Вот ты, Филипп, вообразил себе школу без учителей. Высокотехнологично, удобно, и что, немаловажно, недорого: китайская электроника стремительно дешевеет. Вообразил школу, где исключена любая живая мысль, где все запрограммировано, выверено, все под контролем. И главное, не надо тратиться на подготовку преданного интересам детей, умного, честного, интеллигентного, знающего свой предмет Учителя. Учителя, для которого учительство не просто работа (отбарабанил и ушел), а если хотите, призвание, миссия. Тебе, Филипп, простительно – просто начитался фантастики… Но какой фантастики начитались некоторые наши высшие менеджеры? Высокие технологии только средство, а не цель. В школе главное действующее лицо УЧИТЕЛЬ, педагогический коллектив. Не будет личности ребенка без личности учителя. НЕ БУДЕТ!
Как бы донести эти несвоевременные, ретроградные мысли отъявленного консерватора и врага реформ до ума и души современных мальчишек и девчонок, думал Учитель, потративший всю свою зарплату на пару обуви и на два похода в больницу, к родственнику.
Москва, ДЮЦТТ «Медведково» 1997 г. – МГППУ 2008 г.