doska9.jpg



Яндекс.Метрика
Образовательная программа "Философия для детей" У истоков программы "Философия для детей": А.А.Перовский
У истоков программы "Философия для детей": А.А.Перовский

Автор: М.В.Телегин
Аннотация: ох и не простая-особенная эта повесть - "Чёрная курица"... Мягко так, вкрадчиво-ненавязчиво "стелет",  в полон берёт-захватывает. В свою высокую орбиту включает. Сопереживать и думать заставляет... Вместе с Алёшей коллизии-загадки решать. Так и было автором задумано. "Читайте мои книги и беседуйте с детьми о мире, в котором живёте" - это нам, современным родителям наказ.
Доверять детям, создавать проблемные ситуации морально-нравственного характера, на свет Божий, за ушко и на солнышко, вытаскивать имеющиеся у детей (спонтанные) мировоззренческие представления... И вести-звать вверх -  к правде, красоте, к истине, к логике, к теоретическому пониманию мира, к образам и символам, к родным берёзовым напевам, к горним ценностям и откровениям, выстраданным русско-российской культурой, мировой культурой. А.А. Перовский (Антоний Погорельский) по праву может быть причислен к основоположникам программы "Воспитательный диалог" ("Философия для детей") в России!

Содержание:
Антоний Погорельский – это литературный псевдоним Алексея Алексеевича Перовского (1787 – 1836). Современной культурной публике А.А. Перовский известен как писатель, автор замечательных фантастических повестей для детей и юношества. Его «Лафертовская маковница» встретила положительный отклик А.С.Пушкина. Самая известная, переведённая на множество языков «фантастическая повесть» «Чёрная курица, Или подземные жители. Фантастическая повесть для детей», вызывала настоящее восхищение Л.Н.Толстого.

Помимо «сочинительства» Перовский (человек чрезвычайно и разносторонне одарённый) серьёзно занимался ботаникой (в 19 лет стал доктором), педагогикой, сделал успешную чиновничью карьеру. Несколько лет Перовский служил попечителем Харьковского учебного округа, по распоряжению Николая I разработал, как сейчас говорят, «проект», (раньше скромнее называлось) «записку»: «О народном просвещении в России».

Теперь о главном. То, что мы привыкли считать лишь литературными произведениями (я имею ввиду фантастические повести А.А. Перовского) на самом деле являлись первыми в России учебниками, лучше сказать своеобразными «задачниками» морали и нравственности.
Перовский видит предназначение своих книг в том, что бы:
- «помочь детям глубоко задуматься о смысле жизни»;
- «обнаружить в самом обыденном новые, доселе неизвестные стороны, принципиальную неисчерпаемость, несводимость к одному толкованию, одному смыслу»;
- «показать как знакомое, очевидное, не переставая быть таковым, вдруг ни с того ни с сего замерцает, засветится своей неожиданно открывающейся глубиной».

Свои произведения Алексей Алексеевич совершенно справедливо считал «педагогическими» – и потому что адресат его книг – дети, и потому что проблематика его творчества – мировоззренческая, воспитательная.

Религиозно-философские, педагогические воззрения Перовского достаточно категоричны, я бы сказал, неполиткорректны. Идёт отчаянная борьба Бога и дьявола. Посторонних нет. Ребёнок, не взирая на возраст «не находится по ту сторону борьбы добра и зла». Человек (и ребёнок, как человек) наделён свободой воли, от выбора каждого человека зависит судьба его бессмертной души. «Детство не есть охранная грамота от дурных, необдуманных поступков» - подчёркивает Перовский. Поэтому, ребёнок должен как можно раньше научиться осознавать последствия своих деяний, различать белое и чёрное, нести ответственность за дела, слова, и мысли! Взрослый обязан (!), не пускать выбор дитяти на самотёк, узнавать, о чём думает ребёнок, следить не сбились ли координаты, активно влиять на становление души, направлять на путь истинный!

Как узнавать, влиять, направлять? Естественно, в общении, диалоге. От какой печки должно плясать подобное воспитательное общение? Да от «фантастических» повестей. «Читайте мои книги, беседуйте с детьми о мире, в котором живёте» - призывает Перовский.
Какими же свойствами обладают «волшебные» повести Перовского, что они помогают родителям наладить столь тонкую, душевную коммуникацию с детьми?

Перечислим главные:

1. Произведения Перовского так и светятся неподдельной, большой, настоящей любовью к детям. «Будьте как дети». Писатель обладал счастливым даром, умел перенестись мыслями и чувствами в своё «неласковое» детство. «Неласковое», поскольку Перовский (незаконнорожденный сын графа Разумовского) воспитывался в пансионе, обделённый родительским теплом и каждодневным участием. И вот эта жажда – понимания, любви, близкого, родного человека рядом, осталась на всю жизнь и проявилась в его повестях столь сильно и искренне, что берёт «за сердце» и по сию пору, поражает истинностью, достоверностью.
А ещё у Перовского Алексея (Алексея большого) был друг, племянник Алексей маленький. И надо такому случиться, отрочество Алексея маленького повторяло дядино, также оказалось «пансионным». Часто-часто у ворот пансиона останавливалась коляска, и дядя шёл к любимому племяннику. И племянник поверял всё помнящему и понимающему другу тайны становящейся, мятущейся души. Из этих-то встреч, как из яйца, вероятно, и проклюнулся цыплёнок, выросший впоследствии в «Чёрную курицу».

2.
Перовский не релятивист. Нет, не всё, не всё относительно. Алексей Алексеевич знает, за что сражается, кому служит, куда детей ведёт. Его произведения проникнуты открытым, беспокойным дидактизмом. «Ненавязчивым» таким дидактизмом. Дидактизмом, по словам одного критика, сентиментальным. Печалуется Перовский о ребёнке, до слёз растроган, так хочет, что бы единственную истину-правду ребёночек узрел.
Доброму, честному, сострадательному человеку судьба благоволит. От злого, легкомысленного, тщеславного, эгоистичного – отворачивается. То лишь дорого, что трудом куплено. Предатель малодушный – мерзок, брезгливой жалости достоин. Есть проступки непоправимые. Такова жизнь. Вот какие семена Перовский сеет. Когда авторская позиция талантливо и наивно-сентиментально представлена, не может она равнодушным оставить.

3. Так то оно так. Но прежде чем к простым финальным истинам и слегка приторной морали подступишься, не одну пару башмаков сносишь. То то и оно, в этом-то и вся соль, не прямо, не в лоб у Перовского нравоучения даны, а опосредствовано. Через морально-нравственную коллизию, борьбу мотивов, через выбор.
Есть рубль единственный, есть чёрная курица, есть повар, нужен куриный бульон. Кудахтанье, нож блестит… А что если на этом месте чтение прервать и у сына или доченьки спросить: «А ты бы, человечек, что сделал?, почему»?
Всегда у Перовского так. Даже если ребёнку «Чёрную курицу» без бесед читают, то всё равно, ребёнок же себя с главным героем ассоциирует, отождествляет, и выбор делает, и думает. Надо ли директору рассказать о таинственном подземном народе, не надо ли?

4. Иногда противоположные позиции, внутренний драматизм, как Бахтин говорил «диалогичность», текста достигаются наличием, согласованием, нередко, борьбой нескольких позиций, точек зрения (по М.М. Бахтину «голосов»). Что читателю остаётся? Вольно невольно самоопределяться, «с кем вы мастера культуры»? К какой из сторон свой голос приложить, а может свою, особую партию вывести, или здесь одним подпеть, там другим.
В повести Перовского «Двойник, или мои вечера в Малороссии», состоящей из четырёх новелл, связанных любопытным литературным обрамлением, «диалогизм» чуть ли не впервые в русской литературе встаёт в полный рост. В «Двойнике» рационально-просветительское, прогрессистское, идёт в атаку на романтическое, донкихотское. И поныне кочует «диалогизм» от писателя к писателю, от Перовского к Одоевскому, великим Гоголю, Достоевскому…

5. То ли правда, то ли ложь, то ли быль, то ли сказка. Произведения Перовского – ни там, ни тут. Причудливо в них переплетается разумное и сверхъестественное; романтическое и реалистическое; земное, нравоописательное и космическое, таинственное, потустороннее. Полифония: мотивы творчества Э.Т.А. Гофмана, немецкий романтизм, и тут же народные суеверия, поверья, страшные сказки, архетипичные, корневые, древние звуки. И всё это рядом, лишь протяни руку. Свежо на обыденность такая полифония взглянуть позволяет, и тем читателя в диалог включает.
Кстати, не пропали даром труды, Алёша маленький пошёл по стопам Алёши большого, и дядю, пожалуй, обошёл, став известным русским писателем А.К.Толстым.