doska2.jpg



Яндекс.Метрика
Теория диалогического воспитания и обучения ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ДИАЛОГ (книга) Методические указания к двадцатой первой истории (Хороший человек – плохой человек)
Методические указания к двадцатой первой истории (Хороший человек – плохой человек)

Название темы
Хороший человек – плохой человек: критерии различия.

Представления детей

Удивительно, только-только ребенок лепетать перестает, более менее сносно говорить начинает (к третьему дню рождения почти наверняка, кто-то и раньше) а уж поди ты, оценки раздает, да так бойко, бескомпромиссно. Шкала оценочная коротка: «этот дядя хороший», «а этот – плохой».
«Хорошее» – «плохое» – то и другое недифференцированное, без деталей, опуская подробности, на чувствах, эмоциях, аффектах, на блажи основанное, нерасчлененное, глобальное, слитное, синкретичное, но первое самое искреннее, первое оценочное суждение, доступное ребенку. Этот факт психологи научно доказали, а уж для родителей, педагогов он и так секрета не представляет. «Хорошее» – «плохое» – неосознанное, без апелляции к рассудку, тем более к разуму, случайное, по прихоти и капризу, непостоянное донельзя, переменчивое чрезвычайно.
Процедит ли трехлетний малыш сквозь молочные зубки «плохой», снизойдет ли до похвалы «хороший», поменяет знаки местами, скажет как отрежет, без рефлексии, без отыскания причин, без сомнений, походя, а мы, взрослые, голову ломаем, все угодить, польстить пытаемся. Для нас ведь «хорошее» – «плохое» пусть и короткие, но сильные контрастные определения, маркеры. Жизненный опыт учит «пуд соли с человеком съесть», ярлыки почем зря не развешивать. Показывает жизнь, как легко подчас ошибиться да как трудно бывает ту ошибку исправить. Не раз и не два, на собственной шкуре чувствовали мы, что слово подчас сильнее пули ранит. В общем выросли мы из коротких штанишек… Сами-то выросли, а ребенку передать, объяснить, что к чему, ленимся. Со взрослыми, себе подобными, хлесткими словами и оценками не бросаемся. Потому как неприятности могут быть. А ребенку, что же, он несмышленыш еще…
Плохими милиционерами, учителями, дядьками пугаем, про нищих, бедно одетых, бомжей, рубим с плеча – плохие; чуть испачкал малыш престижный наряд, – в плохие, ничтоже сумняшеся, записываем. Непослушный – плохой, плачет – плохой, ругается, капризничает, смеется громко – плохой, плохой, плохой. Хорошим будь, не мешай, не лезь со своими проблемами, дай отдохнуть, не до тебя!
Припечатываем, сортируем людей, чтоб силы драгоценные не тратить, в пояснения-объяснения длинные не пускаться: тот плохой – этот хороший. Дети все слышат, смекают, урок назубок выучивают. Это мы образец, модель задаем. «Хорошее», «плохое» – оценки социальные, из общества к ребенку идущие да постепенно общезначимым содержанием прирастающие.
Взрослеет ребенок, ума-разума набирается, и с плохими людьми, и с хорошими, всякое бывает, общается.
В 4 – 5 лет наглядно-образное мышление в силу вступает, все права забирает, царствует, правит единолично, безраздельно господствует. По мере утверждения наглядно-образного мышления в сознании ребенка две портретные галереи возникают-собираются. Над одной экспозицией вывеска – «хороший человек», над другой – «плохой человек». Скажешь «плохой человек» – и вот перед глазами дитяти чередой образы встреченных «плохих людей» поплыли, – и конкретные, и обобщенные, собирательные.
Вот так и застывают в памяти, в сознании сплетаются, соединяются образы и слова. Детские спонтанные понятия о плохих и хороших людях получаются. Помимо самых простейших спонтанных понятий (словосочетание «хороший человек» + образ знакомого человека) и более сложные, обобщенные представления наличествуют. Признак наглядный, внешний их фундаментом, камнем краеугольным выступает. Отождествляют ребятишки (около 30%) форму и содержание, по первому о втором неправомерно судят.
К сожалению, в последние годы этой «детской болезнью» – подменой и взрослые все больше хворают. Выглядит человек плохо, значит, плохой. Сияет как самовар тульский – хороший.
Плохой человек – «грязный», «неумытый», «в старой, рваной одежде», «в мятых брюках», некрасивый. Хороший человек – «чистый», «аккуратный», «во всем новом», как с картинки сошел. Вот и предлагают ребята (30 – 35%) хорошего от плохого по внешнему виду, по лицу, по одежде различать. Вполне объяснимо, с точки зрения детей логично, – ведь наглядно-образное мышление на наглядном, на данных восприятия непосредственного и зациклено, замкнуто. Да и взрослые руку приложили: чуть ребенок где испачкается, от эталона на шажок отступит, – не спустят, «плохим» обзовут. Девочку, мальчика, как игрушку разодетых, увидят, улыбнутся слащаво, всплеснут руками: «хороший ребеночек».
Многих учителей, воспитателей, педагогов, сверстников, друзей своих мы спрашивали: «Как решаете, кто плохой, кто хороший?» Нечто оригинальное редко в ответ доводилось услышать. «Как-как, по делам, по поступкам, разумеется». Простой выход, житейской мудростью навеянный. Детишки взрослым, как известно, подражают, далеко за примером не ходят, сложностей, противоречий всяких сторонятся, в большинстве своем (60%) той же линии придерживаются, ту же позицию разделяют. Да и то верно, ведь критерий (дела, поступки), как ни крути, объективный (правда, надо еще объяснить, какой поступок хороший). Все, как в Библии: «Суди о дереве по плодам его». Вот ребята и судят: «дерется», «ругается», «обижается», «жадничает», «ябедничает», «обманывает» – плохой. Как добрый след человек оставляет – желанный он, хороший. Владимир Владимирович Маяковский, изысканный знаток души человеческой, какие слова верные, детский взгляд на мир передающие, любому ребенку оттого понятные, в уста папы чуткого, с крохой сыном беседующего, вложил. Однако есть тут загвоздка, проблема. Какая? Все мы, люди, что называется, не без греха (вот и в притче библейской, помните, камня с земли никто так и не поднял). Мы достойные поступки с постыдными перемежаем, да так и живем. Как с этим-то быть? Редко кто из детей задумается, а если все же попытается, к странным, на взгляд взрослых, выводам приходит. Например. Витя товарищу помогал домик строить. Не поделили что-то, черная кошка между друзьями пробежала, разобиделись, подрались. Спрашиваем у ребят: Витя хороший, плохой ли? «Когда помогал – хорошим был, когда кулаки в ход пустил – плохим стал». Так говорят.
Ж. Пиаже нечто подобное описывал. Показывал детям два одинаковых стакана, в коих воды поровну. Спрашивал, в каком стакане жидкости больше. Дети уверенно отвечали: поровну, одинаково. На глазах у ребят ту воду в другие стаканы переливал: один – узкий, высокий, другой – с широким дном. Тот же вопрос задавал. Дети смотрели, да глазу своему больше, чем разуму, верили. «Больше воды в узком стакане», – произносили. Не понимают дошкольники закона сохранения величин, восприятие над умом у них преобладает. Это «феноменом Пиаже» называется. Жизнь единую, процесс неделимый детишки на «стоп-кадры» нарезают, динамику к статике сводят, из потока, контекста выхватят факт, картинку – на них и сосредоточатся, остальное не так важно. Некоторые дети, правда, диалектично начинают думать, пытаясь противоречие сгладить. «А может быть, Витя и хороший, и плохой одновременно, зараз?» Но все-таки механистичность какая-то верх берет. «Давайте посчитаем, сколько плохих, сколько хороших поступков Витя совершил, если хороших хоть на один больше, то Витя хороший».
Поступки, дела – проявления внешние, характеристики зримые, осязаемые. Иной раз на их основе ребята очень даже обобщенные, весомые выводы делают: «хороший человек – всегда ведет себя хорошо, родителей слушается, трудности преодолевает, другим помогает». Но есть еще принципиально другое знание. И ему не все дети чужды. 5 – 8% старших дошкольников во главу угла ставят внутренние, личностные, душевные свойства человека. Как они правы! Хоть и младенцы, но уже повенчанные, обрученные… с истиной. «Хороший человек – добрый, честный, справедливый, умный, отзывчивый. Плохой человек – злой, грубый, лживый». Что тут добавишь?
Последние штрихи. По мере усвоения норм, правил дети превращаются чуть ли не в самых ревностных судей, цензоров, критиков. Рьяно борются за неукоснительное выполнение всех пунктов и пунктиков. Получив от авторитетных людей какое-либо предписание, затвердив, «как надо», жадно ищут отступников, достается всем, в первую очередь родителям.
«Папа, ты что, плохой человек, ты не знаешь, что ругаться нельзя?» – такую мораль в нашем присутствии читал 6-летний мальчик своему «легкомысленному» отцу. Отношение к окружающим опосредствуется правилами, нормами, требованиями социума… «Хороший человек – всегда соблюдает правила». Видите, интересующее нас словосочетание наполняется общезначимым содержанием.
Наконец, в старшем дошкольном возрасте все еще преобладают абсолютные, категоричные, черно-белые, «или-или», без промежуточных звеньев и полутонов оценки всего, не исключая людей.

Цель и основные направления дискуссии
Раньше все просто, понятно было. Кто друг, где враг. В детишках с младых ногтей, с детского сада качества «борца» воспитывали. На войне как на войне. Есть враг, не ты его, так он тебя, к нему беспощадным будь. Есть друг, с ним «солидарность крепи», если надо, последнюю рубаху отдай, последней коркой хлеба поделись. В одном окопе якобы сплошь хорошие люди, настоящие, советские, наши. Через прицел посмотри, на мушку поймай, вон, видишь, злыдни попались, на жизнь нашу, на веру посягают, покушаются. Не расслабляйся, живота своего не пожалей, а торжества врагов, крушения святынь, идеалов не допусти. Непримиримость.
Сейчас другие ветры подули. Телесоловьев послушаешь: политкорректность по одной программе, по другой – толерантность. Граница между плохим и хорошим совсем истончилась, размылась, – исчезает. Одни террористы международные досаждают, а в остальном – тишь да гладь, «все хорошо, все хорошо». Будто бы и не было Сократа, Платона, Достоевского, Толстого, жизнью, творчеством своим утверждавших абсолютность добра. Нельзя определить, где герой, где подлец? Все относительно? И это пройдет? «Будь собой доволен, принимай себя любимого как есть». Знакомые фразы эти означают, что все, – слышите, – все позволено.
Отбросим крайности, станем истину где-то посередке искать. От веку, издревле повелось, на том мир стоит: разные люди на землю приходят, по самому большому счету разные – хорошие и плохие. Не боги мы, не ангелы. И в хорошем человеке не без червоточины, не без зла. Победишь зло в себе, другим поможешь, – спасешься, подвиг духовный совершишь – человеком станешь. Поймите правильно: не призываем мы в детях подозрительность да вражду-непримиримость взращивать, всем сердцем не хотим крушения естественной детской веры в доброту людскую. Но факты – вещь упрямая, никуда от них не деться, со счетов не скинуть, даже малышам известно – есть плохие люди и есть хорошие. А раз так, очень важно научиться разбираться, кто есть кто. Необходимо, просто необходимо воздерживаться от необдуманных, скоропалительных оценок и выводов. Нельзя, судить о человеке только по первому впечатлению, «по одежке», по внешности. Иначе, никак не избежать неприятностей, ошибок, обид, разочарований. Не ровен час, и в людях вовсе разувериться, замкнуться, ожесточиться. Надо к разуму воззвать, найти критерий (не классовый-расовый, не узкий, а если позволите, общечеловеческий), способ, позволяющий отделить зерна от плевел, впросак не попасть, понять, с кем в разведку можно, а кого за семь верст лучше объехать.
Где взять «лакмусовую бумажку»? «Чужая душа – потемки», рентгеном насквозь не просветишь. Насчет того, что по внешности, по виду безошибочно определять можно, – оставим на совести гадалок, хиромантов, астрологов и психологов «продвинутых». Если вы к ним с опаской относитесь, другой выход наверняка предложите. Изба «красна пирогами», а человек – поступками, свершениями, делами. Но вот незадача. Один и тот же человек то к вершинам воспарит, то с вершины в грязь сверзнется, такое отчубучит… Вот и разгадай загадку! Метаморфозы подобные с нами ежегодно, ежедневно, ежечасно почти приключаются. Выходит, проблема определения сущности человеческой неразрешима вовсе? Может и так, нет простых рецептов, да только все же, по моему разумению, хороший человек – совестливый, после недостойного, плохого – мучается, переживает, корит себя, исправиться хочет, лучше стать. Плохой в зле коснеет, все себе самому с рук спускает, да постепенно, для себя незаметно грань теряет; поводы для самобичевания исчезают, гордыня его гложет, ближнего он ни в грош не ценит и отчет себе не отдает, – и катится под гору, шанс на спасение теряет, душу губит. Чем вам не критерий?
Потрудимся и еще один на свет Божий извлечем, о нем, как мы писали, и некоторым дошкольникам ведомо. Хороший человек – душою добрый, светлый, желанный, умный и чуткий, людей любит, в мире с собой и другими живет. Плохой же душу черную имеет, завистливую, злую, эгоистичную. По душе и вердикт выноси, куда как надежнее, чем по внешности. А душа, опять же, в поступках проявляется. Так круг и замыкается. Нет простых рецептов. Преамбулу заканчиваем, внимательно прочтите, и смысл и цель разговора с детьми перед вами как на ладони окажется. Постарайтесь только без морализаторства обойтись. Все мысли вышеизложенные дети в силах сами понять, все – без купюр, без издержек. То, что сами вынесут, своим трудом, умом добьются, то и дороже, то и настоящее.
Теперь, как к делу приступить да дело не загубить, как правильно последовательность педагогических воздействий выстроить. Лучше с мотивационного момента начать, прикинуться несведущим, спросить: «Вы с какими людьми, хорошими или плохими играть, дружить, общаться предпочитаете?». Получаем в ответ ожидаемое, и дальше: «А если с плохим человеком столкнетесь, чего от него ожидать можно?» Вот и промежуточный вывод напрашивается, его дети легко сделают: «играть, дружить, общаться лучше с хорошими людьми, плохие и обидят, и обманут, и предадут». Упорствуйте в своих расспросах: «А как же вы плохих от хороших отличаете, не на лбу же у человека написано, каков он? Поднимите челки, посмотрите, нет ли отметин каких?»
Тут-то детские спонтанные понятия о плохом и хорошем человеке обнаруживаются. Пусть говорят сколько смогут, всласть, примеры приводят. Вы те мысли для себя фиксируйте, материал предыдущих занятий привлекайте, да обобщение потом совершите, сократовской позитивной майевтикой воспользуйтесь. «Хороший человек – чистый», «в новой одежде», «аккуратный», «причесанный» – дети говорят. «Ребята, как должен выглядеть хороший человек?», – это уже вы спрашиваете. «Хорошо выглядеть должен, красиво». – «Значит, как можно хорошего от плохого отличить? По внешнему виду, выходит». Историю тогда расскажите: «Два мальчика, лет 6 перед вами. Один грязный, в рваной рубахе, с синяком под глазом. Другой – заглядение просто, так и сияет. Кто хороший, кто плохой?» Попались ваши собеседники на удочку? А вы историю продолжите. «Перед тем, как мальчишки нам встретились, они в переплете побывали. Девочку кто-то обижал, и тот, кто сейчас жалкий вид имеет, за нее заступился, а приятель его мимо прошел, шаг ускорил. Что теперь получается? »
Скорее всего вам ничего рассказывать не придется. Допустим, что большинство ребят и так сразу скажут: плохой – дерется, грубит, обижает, жадничает, хороший – наоборот. И это обобщите: плохой – плохо себя ведет, хороший – хорошо. Выходит, по поступкам отличить можно. Хорошо бы в споре обе стороны свести: тех, кто за внешность, и тех, кто за дела стоит. Победят последние: сильнее их доводы, объективно сильнее. Прекрасно, решение найдено, не о чем больше думать, да и незачем. Успокоение, иллюзия окончательного решения.
Значит, ваш черед пришел, надо проблемную ситуацию воссоздать на новом витке-уровне, зону ближайшего развития для детских спонтанных представлений выстроить. Тут вам текст – поддержка и опора. «Ребята, вы утверждаете, что хорошие люди всегда совершают только хорошие поступки? И по поступкам хорошего человека от плохого отличать предлагаете? А вы сами хорошие?» Когда положительные ответы на все вопросы получите, текст прочитайте, попросите руки поднять тех ребятишек, которых никогда не ругали, за которыми ни одного проступка не замечено. Если таковых не окажется, смело в атаку переходите. «Получается, что вы плохие люди». На детское «почему?» разъясните: «Вы же сами говорили, что хорошие – всегда хорошо себя ведут, а вы хоть по одному плохому делу, да совершили». Не смогут, проверено многократно, дети с такой характеристикой смириться. На разные ухищрения пустятся: «Мы больше хороших поступков, чем плохих, делаем». А вы на своем крепко стойте. Да еще спросите, что чувствуют ваши собеседники, что испытывают, совершив плохой поступок. Должны дети открыть: хороший человек переживает, исправиться, очиститься хочет, а плохому – все трын-трава. Вот вам и искомое. Разовьем наступление… «Хороший человек страдает, мучается, извиниться, загладить проступок пытается, заснуть не может. Что болит разве у него где-то?» В 2/3 случаев – верить не верить, вам решать, – мы обязательно услышим от детей: «Болит, в душе». Царственный вывод, глубинное знание. «Хорошего человека от плохого по душе отличать нужно, а не по лицу и одежде». Что и требовалось доказать.
Закончите диалог обсуждением злободневных, типичных для ваших собеседников плохих поступков и путей их профилактики, преодоления, изживания.

Методические задания

Вопросы для обсуждения:

1. Как вы понимаете выражение, с которого начинается история: «Без хороших поступков – нет хороших людей»?
2. Какие поступки можно назвать хорошими? А плохими?
3. Что несет окружающим плохое поведение?
4. Чем похожи все хорошие поступки? А плохие?
5. С какими ребятами вам нравится дружить, играть?
6. Ваши друзья – хорошие люди?
7. С какими людьми «лучше не связываться»?
8. С плохими людьми дружить не нужно. Согласны?
9. Что может произойти, если вы доверите свой секрет плохому человеку?
10. Вам нравится общаться с хорошими людьми, вы не хотите общаться с плохими. Но как не ошибиться? Как отличить хороших людей от плохих?
11. Хороший человек обязательно причесанный, чистенький, одет в дорогие вещи. Согласны?
12. У хорошего ребенка обязательно должны быть дорогие игрушки?
13. Хорошего человека можно отличить от плохого по внешнему виду?
14. А вы, – хорошие люди?
15. Вас ругали хотя бы один раз? За что?
16. Вас ругали за совершение плохого поступка?
17. Можно ли отличить хорошего человека от плохого по делам, поступкам? Как?
18. Какие поступки совершает плохой человек? А хороший?
19. Хотя бы раз в жизни вы совершили плохой поступок? Значит, вы плохие люди?
20. Может ли хороший человек совершить плохой поступок?
21. Что вы чувствовали, поступив плохо?
22. Что чувствуют хорошие люди, совершив плохой поступок? А плохие?
23. Есть ли люди, всегда поступающие плохо?
24. Вам знакомы люди, не совершившие ни одного плохого поступка?
25. Какие люди совершают больше хороших поступков? Хорошие? Плохие?
26. Если плохие люди совершают плохие поступки и хорошие люди могут поступить плохо, то получается, что хорошего человека нельзя отличить от плохого по поступкам?
27. Можно ли нечаянно совершить плохой поступок?
28. Можно ли поступить плохо по ошибке?
29. Может ли плохой человек притворяться хорошим?
30. Хороший человек обязательно должен быть добрым и честным?
31. Должен ли хороший человек помогать другим людям или он должен думать только о себе?
32. Какими качествами обладают хорошие люди? А плохие?
33. Может ли хороший человек не соглашаться с тобой?
34. Могут ли хорошие ребята поссориться?
35. Плохой человек может исправиться?
36. Если человек играет нечестно, нарушает правила, он хороший?
37. Что делать, чтобы стать хорошим человеком?
38. Как вы понимаете пословицу «Красна изба пирогами, а человек – делами»?
39. Как вы понимаете пословицу «Чтобы узнать человека, надо с ним пуд соли съесть»?
40. Каких людей на свете больше – хороших или плохих?
41. Что можно сделать, чтобы в вас стало меньше плохого, больше хорошего? Какая помощь вам нужна?

Упражнение «Внешний вид – обманчив»

Положите в спичечный коробок кнопки. Заверните в фантик из-под вкусной конфеты кусочек пластилина. Покажите фальшивые спички и конфеты ребятам. Попросите определить что внутри. Получив вполне прогнозируемый ответ, раскройте коробок, разверните «конфету». Задайте детям вопросы: «Почему вы ошиблись? и «Как можно избежать ошибки?» Спроецируйте, перенесите выводы на тему беседы. Может быть опираясь на столь явные, зримые примеры, ребята поймут, что о человеке нельзя судить только по внешнему виду, надо его «раскрыть», «заглянуть внутрь», «узнать его душу».

Упражнение «В гостях у сказки»

Можно ли назвать следующих сказочных героев хорошими:

-Ивана-Царевича и Серого волка, они украли коня, Елену Прекрасную и Жар-Птицу;
-Илью Муромца, отрубившего Змею Горынычу голову;
-Снежную Королеву, подарившую Каю красивые кристаллы льда;
-Волка, тоненько, ласково разговаривающего с козлятами;
-Буратино, который иногда не слушался папу Карло, нагрубил Мальвине, кидал в Карабаса Барабаса шишки;
-Карабаса Барабаса, давшего Буратино 5 золотых;
-Храброго маленького Комарика, спасшего Муху-Цокотуху от паука;
-Жихарку, отправившего бабу-Ягу в печь;
-Незнайку, доставлявшего коротышкам много неприятностей.

Упражнение «Как же в вас уживается…?»

Ребята должны привести примеры своих:

-хороших поступков;
-плохих поступков;
-хороших качеств;
-плохих качеств.

Вопрос: «Как же в вас уживается хорошее и плохое?»

Упражнение «Душевные качества»

Дети отвечают на вопрос:
хорошие или плохие люди обладают такими качествами, как доброта, злость, отзывчивость, смелость, решительность, жадность, хитрость, робость, строгость, серьезность, храбрость, зависть, лень, глупость?

Пусть докажут свою точку зрения.

Игра «Я – хороший человек»

Водящий должен своими действиями, поступками, словами доказать играющим, что он хороший человек. Водящими могут поочередно побывать все дети. Выберите победителя, нашедшего самые веские аргументы.