doska1.jpg



Яндекс.Метрика
Теория диалогического воспитания и обучения Проблема языка, «идолов рынка, площади» в творчестве Ф.Бэкона (цитаты и комментарии)
Проблема языка, «идолов рынка, площади» в творчестве Ф.Бэкона (цитаты и комментарии)

 

 

Автор: М.В.Телегин

 


         Аннотация:
для нас тема –  «слово и мировоззрение, воспитание», бесспорно, является ключевой, системообразующей. Наиболее полно наше видение указанной проблемы изложено в книге М.В.Телегина «Теория и практика диалогического воспитания и развития детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста», опубликованной на страницах этого сайта (см. Гл.2., пп. 2.2., 2.3., 2.4., Гл 4., Гл 8.). В западной философии наиболее глубокие, обладающие огромным эвристически потенциалом идеи о влиянии речи на сознание, о слове как орудии манипуляции сознанием высказал Фрэнсис Бэкон. При внимательном анализе его произведений удивляешься прозорливости Бэкона, ведь он предвосхитил ключевые положения культурно-исторической концепции становления психики, по большому счёту, является отцом многих психолингвистических парадигм.

 

Контекст: Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626) – выдающийся философ Нового времени. Фигура сопоставимая с гениальными современниками Рене Декартом, Галилео Галилеем. «Богу – Богово, кесарю – кесарево». Бэкон одним из первых сформулировал революционное для своей эпохи видение целей и задач философии – деизм. Бог есть, Бог – «вечная, бесконечная, всемогущая субстанция». Без Бога «естественный свет разума» человеческого невозможен. Бэкон предлагает разделить сферы влияния! Божественным –  занимается теология. Земным, улучшением жизни на земле – юдоли печали, пусть занимается философия.

Новое время – новые песни. Я оговорился. Это в средние века земная жизнь однозначно трактовалась как страдание. Бэкон уже не столь категоричен. Земная жизнь есть, всё что есть – есть по воле Творца, включая человека и его разум. Человек не только право имеет, но и должен, уповая на Бога улучшать, совершенствовать жизнь на земле. Как писал Владимир Владимирович: «Планетишка наша, для веселья слабо оборудована…». Долг человека, опираясь на знания «дооборудовать» планету, приспособить её к нуждам и потребностям человека.

Как подступиться к решению подобной масштабной задачи? На что может рассчитывать человек в борьбе с природой. На разум, ещё раз, на разум. На знание. «Знание – сила». Эта чеканная формулировка принадлежит Бэкону. Вспоминаю, как любили гордое: «Знание – сила» в СССР. В своём уповании на знание Бэкон не уступал Сократу. «Знание и могущество человека совпадают, незнание затрудняет действие» - писал Бэкон.

Бэкон – знаток греческой философии. Однако, по его мнению, философии античности, как и средневековой философии, при колоссальном «избытке слов, недостаёт дел». Мягко сказано. В своём развенчании предшественников Бэкон далёк от изящной словесности. Греческая философия «умеет болтать и ссориться, не умея производить». Философы прошлого: «продажная толпа профессоров, набитых сказками». Их философия не более чем «хитрость ума при неясности слов». Или совсем уж категорично –  «фальсифицированная религия». Или, в лучшем случае – «инструмент превосходства на диспутах».  Новому времени как воздух нужна философия, как сейчас бы сказали «практикориентированная», философия, приносящая осязаемую пользу, материально измеримый успех.

«Практика – критерий истины». Нет, это, конечно не Бэкон сказал, но марксисты признавали Бэкона «родоначальником рационализма,  эксперимента, как метода познания» неслучайно. «Практические изобретения – свидетельства истинности философии». «Что в практике наиболее полезно, то в знании наиболее истинно». «К истинному знанию приводит познание причин». Нашим либеральным реформаторам фундаментальной науки, наверное, по вкусу пришёлся бы вульгарно прочитанный Бэкон.

Представим себе статую. У статуи есть четыре причины: материальная (из чего сделана); действующая (посредством каких действий произведена); формальная (какую идею вложил скульптор в своё произведение, какое сордержание воплощает созданная им форма); и конечная (а смысл в чём, для чего всё…статуя, скульптор, его идея и найденная им форма). Область физики – выявление, изучение материальных и действующих причин. Другие науки пусть занимаются причинами формальными: обнаруживают за явлениями – сущность. А конечная причина – приоритет теологии.

Среди других наук место философии уникально. Призвание философии дать всем наукам метод познания, метод получения достоверного знания. Бэкон – певец экспериментального, научного метода познания, певец научного наблюдения. «Понятия ума должны быть выведены, абстрагированы от наблюдения за объектами». «Истинная индукция» от частного, материального поднимается к общему, мыслимому.

Главная книга Френсиса Бэкона – «Новый органон». Бэкон поэтично сравнивает познание с путешествием в незнакомый мир (это понятно, как никак эпоха великих географических открытий). Точнее, Бэкон сравнивает познание с плаванием, навигацией. Опытный, дальновидный капитан, пускается в плавание не в тазу, капитан должен досконально знать возможности, сильные и слабые стороны своего корабля, своего экипажа. Красивая метафора. Человек, дерзновенно познающий мир, должен знать возможности и ограничения своего средства перемещения в непознанном – собственного разума. На исследование возможностей разума и направлен «Новый органон» Бэкона. Бэкон взвалил на плечи тяжёлый груз, ему предстояло проделать большую «очистительную работу», кропотливо рефлексировать природу собственного, и человеческого вообще, сознания, разума. «Что бы познать природу, надо критически исследовать человеческий ум, как инструмент познания». Только такой путь сведёт к минимуму ошибки и разочарования.

Итогом напряжённой работы философа стало открытие неких коварных «идолов» -  родовых (врождённых) и приобретённых особенностей человеческого ума, уводящих нас от истины, мешающих нам, видеть этот мир таким, каков он есть на самом деле. Идолы – человеческие предрассудки. Идолы – предубеждения, поражающие дух, порабощающие ум. Мы сжились с идолами, и не замечаем их. Идолы – кривое зеркало, дающее нам неверное, плывущее отображение реальности. Идолы – искажающая линза, вставшая между нами и природой, вводящая в химеру заблуждений.

Бэкон за ушко да на солнышко вывел 4 разновидности идолов.

Идолы рода – общие заблуждения человеческого рода, свойственные всем людям. Трактовки событий удобные, выгодные для нас кажутся нам убедительнее. Человек «свой порядок», переносит на «порядок вещей». Путает «субъективное» с «объективным». Отчаянно защищает собственные суждения, боится из-за ложного самоутверждения, признаться в неправоте, ленится, из-за нетерпеливости отвергает «трудные» объяснения. Низводит, редуцирует сложное.

Идолы пещеры – «всяк кулик своё болото хвалит». Привык человек со своей колокольни обо всём судить. А опыт-то ограничен. Маленький у нас опыт, живём в собственных крохотных мирках, в пещерах. А суждения берёмся глобальные делать. Не мудрено ошибиться. Но разве нас удержишь? Встретил одного на миллион чёрного лебедя, и вот пожалуйста: «Все лебеди чёрные». Попался девушке на жизненном пути негодяй, и готова печать, получай ярлык всё мужское население.

Идолы театра – «проникли в душу с помощью теорий, доктрин», исходящих от «великих и сильных», «признанных» вождей и мудрецов. «Земля стоит на трёх китах». Идолы театра проистекают из беспочвенной веры нашей в авторитеты. Человеку свойственно увлекаться регалиями, званиями, внешними эффектами. Казаться для нас зачастую важнее, чем быть. Мы верим в «имидж», верим тем, кто умеет создавать «видимость» знатока. Сейчас, по-моему, то о чём писал Бэкон, называется «общество спектакля».

Но нас  интересуют те идолы, которых больше всего опасался, боялся Френсис Бэкон – идолы площади (рынка). Идолы, заключённые в слове. Идолы, произрастающие из трёх тривиальных фактов: люди – существа социальные; люди не могут жить вне общения; люди общаются посредством слов.

 

Цитата 1:

«Существуют ещё идолы, которые происходят как бы в силу взаимной связанности и сообщества людей. Эти идолы мы называем, имея в виду порождающее их общение и сотоварищество людей, идолами площади. Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются сообразно разумению толпы. Поэтому плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум. Определения и разъяснения, которыми привыкли вооружаться и ограждать себя учёные люди, никоим образом не помогают делу. Слова прямо насилуют разум, смешивают всё и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям».

 

Источник: Бэкон Фрэнсис: Сочинения в двух томах. М., 1977, 1978., Т. 2, С. 18 – 19.

 

      Цитата 2:

«Есть так же идолы, зависящие, так сказать, от взаимных контактов человеческого рода: мы называем их идолами площади, соотнося с торговлей и общением».

«…связь между людьми осуществляется при помощи языка, но имена даются вещам в соответствии с уразумением народа, и достаточно некритического и неадекватного применения слов, чтобы совершенно сбить с толку разум. Определения и объяснения, которыми часто пользуются учёные для самозащиты, также не способствуют восстановлению естественной связи разума и вещей».

«слова насилуют разум, мешая рассуждению, увлекая людей бесчисленными противоречиями и неверными заключениями».

«Идолы площади наиболее тяжки из всех», «…потому что они внедрены в разум согласованием слов и имён».

Люди «…верят, что их разум господствует над словом, но случается и так, что слова обращают свою силу против разума, что делает философию и другие науки софистическими и бездеятельными».

«Идолы, проникающие в разум с помощью слов бывают двух родов: или это имена несуществующих вещей (как, например, «судьба», «вечный двигатель» и т.д.), или это имена вещей существующих, но путанные и неопределённые, неподобающим образом абстрагированные».

 

Источник: Дж. Реале, Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. Том 3. Новое время. – ТОО ТК «Петрополис», 1996., С. 174.

 

 Комментарий:

На наш взгляд, Бэкон одним из первых в истории науки затронул тему взаимосвязи речи, языка и человеческого сознания; слова и мышления, мировоззрения. «Слова насилуют разум». Социум, общественное сознание и сознание индивидуальное – сообщающиеся сосуды. Функцию сообщения, «перемычки» между этими сосудами выполняет слово. Через слово общество влияет на каждого своего члена. От понимания смысла и значения слов напрямую зависит субъективный образ объективного мира, а, следовательно, поведение человека. В учении Ф.Бэкона об идолах «площади», «рынка» предвосхищаются идеи марксистской, культурно-исторической психологии, идеи о знаковом опосредствовании высших психических функций. 

Через наполнение слов тем или иным содержанием (представлениями, образами; существенными, понятийными признаками; отношениями и чувствами различной модальности), можно помочь человеку продвинуться к истине, к адекватному образу мира. А можно дезориентировать, сбить с толку, превратить в объект манипуляции. Политтехнологи, политики, пиарщики, адвокаты, разработчики рекламы и имиджа, журналисты и другие «специалисты по работе с общественным мнением» должны признать, что научное основание для их «ремесла» заложил Ф.Бэкон. Да, не зря Бэкон считал идолы «рынка» самыми опасными и коварными. Не зря ещё древние римляне говорили «Чей язык, того и власть».